«Страна советов»: приключения финансовых советников в России

«Можно смотреть на деньги свысока, но ни в коем случае нельзя упускать их из виду».  

(Антуан-Франсуа Прево).

Добротные финансовые советы стоят денег. Потому что они окупаются.  В США и Европе рекомендации от финансовых советников популярны давно. Родиной профессии считается Великобритания, где  она  известна с 1916 года. В США и Европе финсоветники  нашли свою нишу чуть позже, но в последние 10-15 лет приобрели настоящую популярность.

Прежде чем обратиться  в инвестиционную или страховую компанию, оформить ипотеку или просто получить налоговый вычет, люди идут к финансовому помощнику.

В России по известным причинам эта профессия не была востребована. Пока все было «колхозное», интерес к грамотному финансовому планированию  не возникал. Как только у людей появилась собственность – они стали владеть недвижимостью, строить бизнес, получать кредиты, вкладывать заработанное в депозиты, ценные бумаги –  возникло желание посоветоваться с грамотным финансовым специалистом, чтобы не прогореть, извлечь максимальную прибыль, заставить деньги эффективно работать, или просто привести финансовые дела в порядок.

До недавнего времени рынок финансовых советов не регулировался. Но ситуация начала меняться.

В 2018 году в нашей стране вступили  в силу поправки к N 39-ФЗ “О рынке ценных бумаг”. С этого момента у  финансовых советников, в списке услуг которых есть  индивидуальные рекомендации по инвестициям в ценные бумаги, появилась необходимость войти в реестр Банка России.

Кто такие финансовые советники? Какие услуги они предлагают кроме упомянутых индивидуальных консультаций по покупке тех или иных ценных бумаг? Какие риски возникают у потребителя при встрече с ними? И как навести порядок в целом на рынке услуг финансовых советов, а не только в той его части, которая попала под регулирование?

Во всем этом нам помогает разобраться Андрей Паранич, директор ассоциации «Национальная лига независимых инвестиционных советников».

Андрей Паранич, директор ассоциации «Национальная лига независимых инвестиционных советников».

– Как развивалась история с финансовыми советниками в нашей стране? Какие именно услуги попали под надзор Банка России? 

– Советники  действуют у нас, наверное, с 2000 года.  Когда обсуждались какие-то вопросы на фондовом рынке, они  уже были. Но работать активно они начали где-то в 2005-2008 годах. Именно тогда Институт независимых финансовых советников, позже переименованный в Институт финансового планирования, на коммерческой основе  готовил финансовых советников. Несколько тысяч человек было обучено, затем программа была свернута. И теперь институт занимается другими вещами. Но спрос на работу финсоветников не исчез. Вообще, надо сказать, что  в вузах таких специалистов в нашей стране не готовят.

Если говорить о компетенциях финансового советника, то он определяет финансовые цели клиента, оценивает ресурсы, составляет финансовый план. В рамках этого плана могут быть и инвестиционные цели. В таком случае он определяет риск-профиль клиента и предлагает инвестиционную стратегию. Он может предложить также услугу по индивидуальному инвестиционному консультированию – порекомендовать вложить деньги в конкретную ценную бумагу, купить пай определенного ПИФа. Собственно, именно эта услуга и попала под регулирование. Финансовые советники, которые этим занимаются должны войти в реестр.

– То есть не весь рынок финансового консалтинга урегулирован?

– Да, спектр услуг финансовых советников широк. Есть советники, которые дают лишь общие рекомендации по инвестициям,  не рекомендуя покупку определенных ценных бумаг. А есть те, которые вообще не касаются инвестиций. При этом они решают задачи оптимизации налоговых платежей клиента, пенсионного обеспечения, страхования,  наследства. Люди ведь стремятся позаботиться  не только о себе, но и финансовом благополучии своих близких. Советники предлагают схемы, как эффективно и без рисков обеспечить членов семьи на будущее. Это могут быть и вопросы, связанные с урегулированием имеющихся задолженностей. То есть индивидуальное инвестиционное консультирование, попавшее под надзор Банка России  – это лишь часть работы финсоветников.

– При этом есть компании, которые специализируются именно на индивидуальных инвест-рекомендациях?

– Как раз такие узкопрофильные советники уже вошли в реестр Банка России, в основном, это банки и брокерские компании.  На 29 января 2019 года в реестре значатся 26 компаний. Если приглядеться, то можно понять, что все они крупные. Ни одного ИП в списках нет. Хотя законом предусмотрено, что в реестр может войти советник, ведущий свою деятельность в качестве индивидуального предпринимателя.

– Почему «малышей» в списке нет? Нет интереса легализоваться? Или слишком высокие требования?

– Им в этом списке появиться сложно. Ведь, как уже было сказано, индивидуальное инвестиционное консультирование для них зачастую небольшой «кусочек» бизнеса. По нашим опросам, эта услуга занимает 10-15% бизнеса таких финансовых советников.

А для того, чтобы соблюсти все требования закона необходимо и штат увеличить, и ПО купить, и наладить новые бизнес-процессы.  Получается, что для компании увеличение расходов грозит тысяч на  300, для ИП – на 80.  А они иногда столько зарабатывают.

То есть надо каким-то образом увеличить доходность в разы, нести совершенно колоссальные затраты ради сохранения  10% от бизнеса.

– Как в таком случае быть? Закон-то все равно нужно выполнять, даже если эта услуга лишь одна из многих в списке компании.

– Все ведь только начинается,  Банк России наверняка учтет формат таких компаний и смягчит для них нормативные документы. Думается, для таких участников требования будут существенно ослаблены, тогда реестр пополнится. Надо отметить, что добросовестные компании сами хотят попасть в реестр. Для них это возможность  выделиться среди массы непонятных финансовых структур. Официальный статус повысит доверие граждан к их услугам.

– Но вы ведь еще СРО создаете финконсультантов, а значит и еще один реестр. Расскажите об этом процессе.

– Да, мы сейчас задумали параллельный процесс, который согласовали с Центральным банком – создание СРО финансовых советников. То есть речь о финансовых советниках, которые занимаются всем КРОМЕ индивидуальных инвестиционных рекомендаций по ценным бумагам.

Они, как уже было сказано, не попали под государственное регулирование. Но порядок на рынке нужно наводить не только в отдельном сегменте. Под видом финсоветников, порой, работают «финансовые пирамиды».

Наверняка будут компании, которые войдут в оба списка, если они предоставляют услуги широкого профиля.

СРО будет работать по 315 ФЗ, то есть это будет добровольное СРО. В отличии, например, от микрофинансового рынка, где  членство для компаний обязательно.

Это означает, мы  сами будем вправе решить,  кого мы примем в члены СРО, кого исключим, какие меры будем применять в отношении нарушителей стандартов. Банк России в это вмешиваться не будет.

Наша задача наладить контроль за деятельностью рынка, отсечь мошенников, а также пресекать недобросовестные практики. Например, рекомендации продуктов, неподходящих клиенту. Допустим, клиент нацелен на депозит, а ему предлагают страховой продукт, как некий аналог вклада, не вдаваясь в подробности, не рассказывая о рисках.  Этого не должно быть. Мы уже отказали в приеме в ассоциацию 4 компаниям, подавшим заявки.

– Хорошо, с финансовыми консультантами, которые не попали под регулирование,  мы разобрались. Добросовестные, желающие легализоваться добровольно войдут в СРО. Все же, давайте вернемся к новому закону.  К компаниям, которые вошли в Единый реестр Банка России, к ним какие требования?

– Одно из требований – обязательное определение риск-профиля клиента. Инвестиционный профиль клиента определяется, исходя из параметров, прописанных в 39-ФЗ, они будут дополняться нормами Банка России. Утрируя, если человек живет по принципу: «Кто не рискует, тот не пьет шампанское», ему можно предложить высокодоходные, но рисковые ценные бумаги. А если перед консультантом по всем параметрам человек сдержанный, явный консерватор, то тут бумаги с повышенным риском будут неуместны.

При этом советник обязан предоставить полное описание ценной бумаги и ее параметров, а не просто дать рекомендацию купить именно это и побыстрее. Еще один важный момент, в законе обговаривается конфликт интересов. Бывает, что купить ту или иную ценную бумагу советник советует не потому, что она подходит клиенту, а по причине получения  «гонорара» от определенного ПИФа или Брокера.  Чтобы не было лукавства, инвестиционные советники теперь по закону обязаны уведомлять клиентов о том, что у них есть договор с третьими лицами, по которым они получают вознаграждение. И конечно, закон обязывает работать с клиентом по договору.

Надо понимать, что ответственность советник  несет  за нарушение требований закона и обязательств по договору с клиентом, но не за ошибочные советы.

Исключаются законом и моменты, связанные с манипулированием рынком под видом финансовых консультаций. Подробно описывать все требования вряд ли стоит, наверняка будут вноситься изменения, дополнения.

– Для потребителя начавшиеся процессы по упорядочиванию рынка финансового консалтинга что означают?

– Как минимум, можно будет уточнить, есть ли компания  в реестре Банка России или реестре СРО. То есть,  соответствует ли она требованиям регулятора в первом случае,  и стандартам рынка – во втором. Это поможет избежать встречи с мошенниками.  Для рынка это тоже на пользу, это повысит ответственность профессионалов перед клиентами за предоставляемые услуги, будет способствовать внедрению лучших бизнес-практик.

Записала Юлия Зиберт

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *