Среднеуральское самочиние: уроки духовной трагедии

Раскольник Николай Романов, как зеркало проблем современного российского общества.

Философы, историки, священнослужители, журналисты и общественники обсудили «феномен Сергия» на очередном заседании историко-философского клуба. Встреча состоялась 19 ноября 2020 года, по традиции она прошла на территории исторического мультимедийного парка «Россия — моя история», что символично, так как участники клуба обсуждают самые горячие события современности, которые наверняка в дальнейшем войдут в учебники.

В этот раз на повестке дня — Среднеуральский женский монастырь, который объявил свою независимость от Русской православной церкви. В обители не поминают патриарха и митрополита, не признают решений церковного начальства, игнорируют постановления церковного суда. Лишенный сана схиигумент Сергий, ныне Николай Романов, продолжает служить Литургию, будучи мирянином, и вещает через Ютуб канал о чипировании, жидомассонах, бесах интернета, позиционируя себя, как воина Христа, борющегося за чистоту веры.

Почему вообще такое стало возможным — чтобы внутри Церкви сформировался культ личности неграмотного монаха, дошедшего в своем бесчинстве до оскорблений патриарха, захвата имущества, призывов передать ему лично власть в стране? Как реагировать на дальнейшие провокации раскольников? Кто стоит за мятежным расстригой? Какую работу над ошибками провести, чтобы не допустить развития «болезни»?  Эксперты дали всестороннюю оценку происходящему.

Опасно, когда искра Божия попадает в голову, набитую опилками

Николай Романов, захвативший женский монастырь на территории Екатеринбургской епархии, сформировавший вокруг себя псевдо-православную оппозицию, в прошлом имеет не одну судимость и при этом не имеет духовного образования. Как получилось, что человека, который по всем правилам Церкви не может стать пастырем, был все же рукоположен? Игумен Вениамин (Райников), член церковного суда считает, что это отчасти «эхо из прошлого». В 90-е годы церковь только восстанавливала свою образовательную структуру, отстраивала и реставрировала храмы, ощущалась нехватка кадров, священниками становились подчас те, кто просто хорошо потрудился на восстановлении собора. В условиях восторженного возрождения православия царило простодушие и доверие, в итоге кого-то просто «проглядели».  Собственно, как раз Романов отличился на стройке и был активен, напорист. Сегодня оказалось, что господин Романов воспринимал строительство монастыря, как созидание собственной резиденции. Иначе как объяснить разговоры о том, что «епархия ничего не вложила», его железобетонную убежденность, что никто не имеет права забрать у него то, к чему он приложил руку в качестве бригадира. Что касается вопросов догматики, экклесиологии, то не нужно быть великим теологом, чтобы поймать Романова на абсолютном незнании истории церкви, православного богословия, легко развенчать его нелепые обвинения в экуменизме, которые он позволяет себе бросать в адрес патриарха. Но стоит ли?

На встрече отметили, что «нахватавшись» религиозного сленга человек просто пускает пыль в глаза еще более несведущим людям, на которых производит неизгладимое впечатление выражение: «Хула на Духа Святаго», произнесенное со сдвинутыми бровями. Сегодня образовательный ценз при рукоположении вырос, чаще всего, священники заканчивают и светский вуз, и духовную семинарию. Но такие вот «самоучки», как Романов, которого отчислили из семинарии за пропуски, до сих пор встречаются и трактуют Библию «от ветра головы своея».

По мнению экспертов, играет роль и «общественный запрос». Многие люди воспринимают священника, как волшебника, они жаждут чуда, мистики, «отчиток» и левитации бесноватых.  Все это на потребу публике охотно выдает Романов. В головах у людей есть устойчивые мифы о старчестве, как об альтернативном священстве. При этом нет понимания структуры церковной иерархии, единства Церкви Христовой, которая не может быть разделена по принципу: «мой батюшка», «мой храм», «чужого прислали» из «чужой епархии».

Прозвучала и самокритика: «Нужно посмотреть на эту ситуацию, как в зеркало, по промыслу Божию эта ситуация выявила проблемы внутри Церкви. Когда при рукоположении глядят сквозь пальцы на канонические правила, принимая во внимание какие-то мирские заслуги человека, это потом «аукается». Такие снисхождения приводят к тому, что священниками становятся духовно незрелые люди. А ведь к ним потом прихожане идут за духовным окормлением», —  отметил игумен Вениамин (Райников). Он предложил усилить дисциплину, строго придерживаться апостольских правил, активизировать миссионерство и катехизацию, противостоять раскольникам и сектантам до того, как они задурили головы прихожан.

Изучили анамнез…

По мнению Натальи Дьячковой, ректора Миссионерского института, профессора, доктора филологических наук, не стоит сбрасывать со счетов и вариант с банальным расстройством психики. Поскольку проповеди Николая Романова есть в свободном доступе, беглое впечатление наркологи и психиатры все же могут составить о состоянии взбунтовавшегося монаха.  Невнятная и несвязная речь, зацикленность на «теориях заговоров», озвучивание многочисленных фобий, бредовые заявления о передаче всей власти в стране в его руки. «Простите, если мое предложение покажется дерзким, но будущие пастыри, на мой взгляд, должны проходить психиатрическую экспертизу, ведь на кону жизни и души людей», —  высказала свое видение проблемы Наталья Дьячкова. Она также заметила, что множество умных людей всерьез обсуждают ситуацию откровенно абсурдную. Если отбросить частности, то получается, что женский монастырь захватили мужчины, выгнав игуменью, они превратили его в нечто непонятное: «Можно лишь говорить о так называемом «женском», так называемом «монастыре». Я не случайно два раза повторила — так называемый. Ведь по факту это сегодня какое-то странное общежитие. Там, простите за грубость, по территории разгуливают мужики и миряне, а оставшиеся так называемые монашки танцуют с лентами и варятся в этом странном обществе».  Представитель Миссионерского института поделилась мнением, что трудно представить, чтобы на территории, например, Ново-Тихвинского женского монастыря могли жить мужчины, да еще из числа бывших «сидельцев». Даже людям невоцерковленным вся эта вакханалия вряд ли покажется нормальной.

Протоиерей Петр Мангилёв, проректор на научной работе Екатеринбургской духовной семинарии, специалист по каноническому праву, член церковного суда подробно разъяснил правоту епископа, который заградил уста священнику, своей проповедью смущавшего людей. «Согласно одному из апостольских правил епископу вверены люди Господни, он даст ответ о душах их. То есть это зона ответственности епископа, он отвечает за церковь и имеет право принять соответствующее решение». Напомним, что только после того, как схиигумен ушел в глухую оборону, предпочитая «разговаривать» с митрополитом через выступления в социальных сетях, он был извергнут из сана и отлучен от Церкви. По словам специалиста по каноническому праву, ссылки раскольников на якобы нарушенные при этом каноны, безосновательны. Эксперт даже сделал экскурс в историю Карфагенской церкви, подробно растолковав всем присутствовавшим нюансы проведения церковного суда. Но в конце он отметил, что все эти разговоры с самими раскольниками не имеют никакого эффекта, с той стороны нет желания диалога, позиция сформирована, никакие аргументы не работают.

Уральский гамбит: штурмовать нельзя оставить, где поставить запятую?

Сформировавшуюся вокруг Николая Романова паству можно назвать адептами секты. Ведь, по сути, все крутится вокруг конкретного духовного гуру, чье мнение люди воспринимают некритично. Последователи заражены идеями лидера и готовы биться за него и противостоять всему миру. На место Христа ставится возлюбленный «Отче». К такому мнению склоняются религиоведы, знакомые с современным духовным новоделом. В частности, Андрей Зайнуров, религиовед, старший преподаватель кафедры теологии Миссионерского института считает, что последователей Николая Романова можно назвать сектой, объединенной вокруг ее харизматичного лидера. По его словам, как правило, такие группы питаются идеей о собственном избранничестве, часто используют в лексике слова «истинно», «последние». В данном случае адепты Романова считают себя «истинно православными». Агрессия, не готовность к диалогу, манипулятивные техники, все это присутствует. На вопрос, стоит ли штурмовать сектантов, ведь они не только захватили чужую собственность, но и начинают делать вылазки «из леса», эксперт ответил, что спешить не стоит. Есть разные примеры в истории, иногда такие силовые методы приводили к еще большим трагедиям, поэтому нужно взвесить все за и против. Как правило, такие секты рассеиваются в отсутствии ее лидера. К тому же образ жертвы всегда на руку раскольникам. Это можно использовать для привлечения новых последователей, в России любят обиженных и оскорбленных. Эта мина пострадавших «от режима» на российской почве популярна при раскрутке личного бренда.

Но есть и те, кто считает, что выжидательная позиция может дать сектантам фору, способствовать притоку новых обожателей раскольника. Невротики всех мастей, жаждущие борьбы, славы и просто недовольные чем-то люди могут вливаться в ряды «супер-православных». Так, Тренин Евгений Викторович, кандидат юридических наук, считает, что необходимо отстаивать свои права в гражданском суде, использовать все законные способы для возврата собственности. Также нужно доносить до населения, что речи Романова – это ложь, а его обвинения – не имеют под собой основания. По его мнению, от епархии сегодня так и не прозвучало четких ответов на те вопросы, которые генерируют сектанты. Все эти темы: чипирование, СНИЛСы, экуменизм. По данным вопросам стоит выработать единую внятную позицию. «Они обвиняют патриарха в экуменизме на основании того, что он встретился с папой римским. Нужно растолковать людям, что встреча с папой, как главой государства Ватикан и обсуждение важных вопросов, например, социальных, не имеет отношения к экуменизму, речь не о причащении из одной чаши с католиками», —  поясняет специалист. Пока что звучат речи о том, что нарушил Сергий, но нет ответа на его лживые и бредовые выпады.

Отец Максим Миняйло, заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и средствами массовой информации считает, что среди последователей Сергия есть люди, способные к диалогу. И с ними нужно разговаривать, не жалея сил и времени. Уже имеются первые победы, некоторых удалось «отбить». Просто люди могли допустить ошибку, увлечься какими-то идеями по незнанию, по обольщению. Он также отметил, что система катехизации в епархии явно требует «перезагрузки».  С ним согласны иерей Дмитрий Задорин, участник проекта «Дебат-команда» и протоиерей Евгений Попиченко, руководитель отдела социального служения. По их мнению, лжестарец играет на чувствах и страхах людей, эксплуатирует возросшую на фоне пандемии и социальной нестабильности тревожность, жажду чуда. Все это он сдабривает конспирологическими мифами, популярными во все времена, стимулирует протестные настроения, взывая к низменным инстинктам, прикрывая всю эту мешанину излюбленным про «хулу на Духа Святаго».

Все это «всплыло» в уральской глубинке, но может служить примером фобий и чаяний «эпохи коронавируса» в целом по стране. Это не только проблемы Церкви, как таковой, это срез проблем общества, его нездоровья. Высокая степень невротизации, разобщенности, минимум внятной информации при максимуме домыслов.

Не исключили участники встречи и того, что раскольника поддерживают влиятельные особы, которые придерживают и прикармливают странного человечка с какими-то своими целями, ведь даже за менее серьезные высказывания в сторону власти, «дают по рукам». А тут человека оставляют в покое, игнорируя, явно экстремистские высказывания.

Мнения экспертов прозвучали, но история не окончена. Думается, участники клуба еще не раз соберутся для обсуждения следующей серии. Пока что шоу продолжается.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *