Депутаты хотят вылечить головную боль кредитной кооперации с помощью гильотины

Власти планируют «отлучить» КПК от программы софинансирования ипотеки для многодетных семей.

Льготная программа по выплате 450 тысяч рублей семьям с детьми на погашение ипотеки позволит потратить средства на ремонт жилья, при этом клиенты кредитных потребительских кооперативов предлагается лишить прав на субсидии. В частности, в РБК прошла информация со ссылкой на собственный источник, что Минфин, Минстрой и Дом.РФ работают над законопроектом, который сократит список кредиторов, имеющих право участвовать в реализации мер господдержки. По сути, «зеленый свет» будет только у банков и региональных операторов Дом.РФ. Представители кредитной кооперации считают, что такое решение снизит граждан доступ к господдержке. Комментарии по поводу инициативы.

Александр Норов, СРО НОКК.

Оцениваем данную инициативу негативно. Буквально сегодня проведем совещание на уровне саморегулируемой организации по этому поводу. Готовим письмо в Правительство, где сформулируем позицию рынка и свои предложения. Хотим вызвать на разговор не только Банк России, но и Михаила Мишустина, председателя правительства РФ, Анатолия Аксакова, депутата Госдумы, члена банковского нацсовета ЦБ, других общественных и государственных деятелей, от которых зависит сегодня судьба кооперации в нашей стране. Вероятнее всего, причиной данной инициативы является желание навести порядок в работе КПК, исключить мошенничества с маткапиталом. Действительно есть на нашем рынке игроки, кто занимается обналичиваем субсидий. Но на каком рынке таких «комбинаторов» нет?  Тут стоит перекрыть кислород нарушителям правил, а не наказывать за грехи отдельных злоумышленников весь рынок.

Считаем, что сегодня нужно вычислить схемы обнала, например, убрать из списка «опции» по покупке земли под строительство, или ужесточить контроль таких сделок. А то сегодня мама проживает в Москве, покупает якобы участок под Астраханью, а сама сделка регистрируется в Крыму. Конечно, никто ничего не строит на этих участках, сама мама получит в лучшем случае 250 тысяч, остальные заберут себе «обнальщики». Вот здесь надо поработать. Но говорить, что весь рынок этим занимается нельзя. В регионах, где не ступала нога ни одного банка, КПК сегодня предоставляют целый спектр финансовых услуг, обеспечивают доступ населению к заемным средствам, предоставляют возможность использовать субсидию на покупку недорогого объекта недвижимости. На деньги от государства можно купить в провинции небольшой дом или квартиру, это реальный шанс для семьи обзавестись своим жильем. При этом, когда начинаешь говорить об этом с людьми, «высоко сидящими», они искренне недоумевают. Зачем нужны КПК, если есть банки. Но ведь широка страна моя родная, где-то никогда банков нет, и никогда не будет. Да и выдача ссуд на сумму маткапитала им не интересна, у многих сумма ипотечного кредита минимум –  800 тысяч рублей. В 70 километрах от районного центра, где я живу, нет банкоматов. Нормальная такая услуга – это когда водитель маршрутки берет пластиковую карту жителя поселка, едет в город, по секретному пин-коду снимает наличку, привозит обратно за вычетом комиссии. О каком доступе к банковской ипотеке можно вести речь.

К кредитной кооперации сегодня состоит около 1 млн человек. Просто взять и запретить что-то – это легче всего. Но такое решение не способствует доступу к заемным средствам, к господдержке. Еще раз могу сказать, что если и есть проблемы в кредитной кооперации, то нужно «чистить» рынок, вводить запреты на использование каких-то схем, но не вычеркивать КПК из списка кредиторов, которым позволено участвовать в реализации мер господдержки.

Во многих странах кооперация работает, в нашей стране в ней постоянно видят угрозу, хотя по всем параметрам вся кооперация в стране сопоставима с одним крупным банком первой сотни. Регулятор декларирует риск-ориентированный подход, на мой взгляд, как раз кооперация при всех проблемах не генерирует серьезных рисков. Надо, наконец, донести до всех уровней власти, что нужна кооперация в стране, и она нуждается не только в надзоре и контроле. А если в государстве не заинтересованы в ее развитии, то пусть скажут это прямо. Есть супермаркеты, но и киоски у дома тоже нужны. Собственно, сегодня в СРО с коллегами мы и пытаемся получить ответ на этот вопрос.

Алексей Лашко, председатель КПК «Содействие».

На мой взгляд, данная инициатива означает, что многие семьи просто не смогут воспользоваться субсидией. Пример из деятельности кредитного кооператива: мать троих детей, имеет сертификат на маткапитал и право на погашение ипотеки по 157 ФЗ в размере 450 тысяч рублей. Работает сельским учителем, с зарплатой 15 000 рублей и имеет подсобное хозяйство, чтобы прокормить семью. Она может стать клиентом банка? Какой текущий платеж по ипотеке она может обслуживать?  С тремя детьми, со своим доходом?  Ответ – никакой. Получается, единственное, что можно  выдать этой матери – это заем на сумму  маткапитала, плюс 450 тысяч рублей  на погашение ипотеки. Банки этого делать не будут, такой заемщик не пройдет банковский андеррайтинг. В кредитном кооперативе эта мама может получить субсидию и купить дом в деревне, реально улучшить свои жилищные условия.  Если будут приняты поправки, которые «отлучат» КПК от работы с такими займами, то это будет сегрегация  населения России по имущественному цензу.

Сельское население, население малых городов с небольшими доходами и зачастую невозможностью подтвердить зарплату, в итоге не сможет реализовать свое право на господдержку, это будет провоцировать социальную напряженность. Власти получат еще более озлобленных людей. И так у нас народ сегодня смотрит на соседа косо, ведь у него корова толще – слишком большой разрыв между бедными и богатыми, между доходами жителей городов-миллионников и теми, кто проживает на аграрных территория.  А теперь еще и с точки зрения господдержки  условия будут не равные. Надо как-то аккуратнее с принятием подобных решений, не в самое жирное время живем сейчас. Может не рубить с плеча и подумать, как сделать одинаковые правила для всех игроков рынка, а не убивать уже сложившуюся отрасль, отсеивая игроков по непонятному принципу. И давайте не будем забывать, что банки – это коммерческие структуры, они нацелены на то, чтобы их акционеры зарабатывали деньги.  А КПК – это некоммерческие компании, они работают по принципу кассы взаимопомощи, реализуя популярный в России тезис «спасение утопающих- дело рук самих утопающих». В частности, пайщики объединяются, чтобы  решать жилищные проблемы, теперь получится, что людям запретят это делать? На каком основании? Микрофинансовым компаниям работать с ипотекой запретили, сейчас хотят и КПК «отлучить». То есть людям перекрывают доступ к финансовым ресурсам,  не понятно зачем, какой в этом смысл. Если мы хотим навести порядок, то давайте это и сделаем. Начнем наводить порядок в сфере госсубсидий. Если КПК соблюдают установленные правила, нужно платить им на общем основании. А сейчас что происходит? С февраля выплаты из ДОМ.РФ полностью прекратились для всех кредитных кооперативов. Для целой отрасли – профессиональных кредиторов, под надзором ЦБ!  ДОМ.РФ при этом нарушает собственный регламент по выплатам! Кто-то из чиновников взял такое решение на себя. Пайщики КПК пишут Путину, в Совет Федераций, в прокуратуру, говорят о том, что есть проблема. Видимо, решить проблему намереваются таким вот странным способом – с помощью полного запрета.  Нормальный же вариант – решать с помощью настройки внутренних процессов. И не важно, какой ты игрок. Сегодня и банки, и КПК находятся под надзором Банка России. Вообще хочется выяснить, кому в итоге станет лучше после принятия данного решения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *