Фэн-шуй

В последнее время многие мои знакомые увлеклись восточной системой гармонизации пространства Фэн-шуй. Моя подруга Оля рассказала мне в общих чертах, как определять зоны: любви, детей, денег. В общем, все сводилось к тому, что в каждой зоне должны быть свои символы, дабы усиливать ее энергетику, не должно быть острых углов, портящих атмосферу своей остротой и везде должно быть максимально чисто. И будет тебе счастье. Делать генеральную уборку ох как не хотелось! Поэтому я с фэн-шуем решила повременить. Но когда вечером муж пришел домой и на мой вопрос: «Ты что не замечаешь, что я сделала прическу?!», ответил: «Дорогая, конечно, заметил! Ты стала выглядеть моложе!», я сначала обиделась. (А что я раньше старо смотрелась? И вообще, причем тут возраст? И где восхищение, комплименты, долгие романтичные поцелуи?!) А затем позвонила подруге и уточнила, как обнаружить в моем доме зону любви, и что туда поставить, чтобы вызвать у мужа первозданный интерес к своей персоне. Настоящих друзей не нужно просить дважды. На следующий день утром Ольга звонила в мою дверь. Она была вооружена: компасом, средством для протирки пыли с мебели, освежителем воздуха с запахом лепестков роз и тремя керамическими поделками, которые, если бы не фэн-шуй, мой взыскательный вкус не позволил бы поместить даже в ту зону, где обычно люди справляют нужду. Ходили мы с компасом по квартире, как участники соревнования по спортивному ориентированию. Зона обнаружилась быстро. Оказалось, что она, как и положено, в спальне, где-то в районе моей прикроватной тумбочки. Пришлось убрать с тумбочки: чашку с недопитым кофе, книжку Чака Поланика «Колыбельная» (для тех, кто не читал – не обольщайтесь. Чтиво сна отнюдь не вызывает.). А также одноразовые ароматизированные салфетки для протирки компьютера. И как они тут оказались? После этого я протерла тумбочку салфетками (чем она хуже компа!) и разместила там целующихся голубков, два красных сердечка и пастушка с пастушкой в нежных объятиях. Улыбка пастушка не выдерживает никакой критики, глумливая, а сам очень похож на Дмитрия Харатьяна. Ну да не важно. Несколько пшиков освежителем и с чувством выполненного долга мы с Олей пошли на кухню поболтать о своем, о девичьем.

Всеволод.
Проводив подружку и обняв ноутбук, я принялась работать — писать статьи о стагнации рынка недвижимости — в приподнятом настроении. В ожидании, что вечером между мной и мужем свершится волшебство. Через двадцать минут мне позвонили на мобильный.
Это был Сева, старый приятель, с которым я познакомилась еще до встречи с супругом. Первое мое впечатление от него – оглушающее. Говорил он громко «минимум на 800 мест», как определила моя одноклассница, закончившая, как и Сева, театральный институт. Одевался он броско, бархатный пиджак – повседневный рабочий вариант. Был очень галантен, целовать даме ручку и распахивать перед ней дверь – это на автомате. Рядом с ним я чувствовала себя героиней какой-то пьесы, тянуло снять джинсы и напялить кринолин. Ухаживая за мной, Сева водил меня на постановки местных театров, неизменно проводя за кулисы, представлял меня каким-то жеманным женщинам в шалях с кистями, которые закатывали глаза, и говорили томными голосами: «Ах, Виктюк, Виктюк, что ты делаешь со мной!». Я смущалась, понимая, что чужая я на этом празднике жизни. Ездили мы исключительно на такси, обедали в приличных кафе… но все это на мои деньги. Сева обходил машину, распахивал дверцу автомобиля, нежно, глядя в глаза, помогал устроиться на сиденье. Сам размещался рядом, и говорил приятным хорошо поставленным баритоном: «Будьте любезны, на Втузгородок, к «Современнику». Потом интимным полушепотом справлялся: «Дорогая, ты заплатишь? А то у меня 100 долларов неразмененных». Эти мифические 100 долларов фигурировали две первые недели нашего знакомства. И хотя уже на второй день, я поняла, чего стоит этот «Владелец мира», который редкие заработки тратит на шмотки из дорогих бутиков, и просто «разводит» меня на посещение увеселительных мест и ресторанчиков. Я не могла не признаться себе, что его обаяние, предупредительность, отсутствие всякой мужской наглости (за все время знакомства он позволял себя только лобызание моих рук, а руки он лобызал, собственно, всем встреченным на его пути девушкам) смягчали мое негодование по поводу его наклонностей Альфонса. Я, конечно, сразу решила, что о серьезных отношениях между нами не может быть и речи, но в качестве приятеля, с которым, если средства позволяют, можно куда-нибудь вместе отправиться, приятно провести вечер, получить массу комплиментов, поболтать на высокие темы об искусстве – почему бы и нет? Постепенно наше общение свелось к нечастым – 2 раза в месяц – звонкам на тему: «А не пообедать ли нам с тобой, дорогая, в уютном местечке?». Означало это, что Сева совсем на мели и пару дней ничего не ел вообще. Пока я была не замужем, то любезно соглашалась, мы ели, смеялись, обсуждали последние увиденные фильмы и прочитанные книги, затем я оплачивала нашу трапезу, и мы благополучно расставались изрядно довольные друг другом. После того, как я встретила своего суженого, приглашения все чаще стала отклонять. Но мучимая мыслями о Севиной голодной смерти, придумала такой ход. Я вздыхала, говорила, что, к сожалению, не могу встретиться, но, чтобы ему не было грустно, в качестве презента в знак нашей нежной дружбы, я с великим удовольствием закажу ему пиццу на дом.

Увидев, что звонит Сева, я тут же потянулась к визитнице и открыла ее на страничке «Доставка обедов».

— Здравствуй, милая!
— Привет, Сева? Что-то давненько ты не звонил, как прошла премьера в ТЮЗе?
— Прости, милая, но я звоню тебе по очень важному делу, которое касается нас двоих. Нас с тобой, моя звездочка путеводная! Я понял, что совершил страшную ошибку, отпустив тебя! Ты единственная женщина в мире, которая меня понимает, которая способна оценить мою неординарность, мой порыв! Выходи за меня замуж!
— Сева, ты пьян? Я же замужем, ты знаешь.
— Настоящая любовь не знает преград!
— Слушай, давай я тебе на дом закажу обед из трех блюд. А на десерт мороженое со взбитыми сливками.
— Зачем ты так меня обижаешь? Я ведь серьезно. Только сегодня я понял, что потерял тебя навеки. Какой я дурак! А ведь все могло бы быть иначе!
— Сева, вынуждена тебя огорчить. Не могло. Прости, но мне работать надо, к вечеру от меня статью ждут.
— В трубке раздались глухие театральные рыдания.
— Ну Сева, рева-корова ты после этого. Давай лучше сходим на днях на балет. Я билеты куплю, позвоню.
— Не знаю, милая (нотка грусти). Смогу ли я (выразительная пауза) смириться со своей потерей. (В конце фразы почти шепот).
— Обед-то заказать?
— Ну, если ты так хочешь. Если ты настаиваешь…
— Я настаиваю, Сева, хочу сделать что-то, что хоть немного уменьшит твою горечь, не судьба, видимо, нам с тобой быть вместе. Рок против нас, фатум нас преследует, жребий наш с тобой такой, видно!
— Ну ладно, так уж и быть, согласен, только скажи там, чтобы салаты оливковым маслом заправляли, от подсолнечного у меня изжога
— Всенепременно, мой рыцарь!

Я посмеялась этой Севиной причуде. Хм. Замуж меня зовет, видимо, голод – не тетка. Да лет ему уже немало, балабол и пустозвон Сева, это безусловно. Но ведь и хороший при этом человек, встретить бы ему какую женщину деревенскую, чтобы и коня на скаку, и борщи с пампушками, а Сева в длинном китайском халате выходит из ванны и говорит ей: «Я весь в нетерпении моя нимфа!», — размечталась я. Заказав королевский обед для Севы, я продолжила свою работу. Но не долго мне пришлось стучать по клавишам. Раздался телефонный звонок, в «окошечке» высветилось имя «Вадим».

Вадим.
Я просто приросла к стулу. Уже два года мы не общаемся с этим человеком. Когда-то он много значил для меня. И первые несколько месяцев после нашего разрыва я все еще надеялась, что он позвонит, и признается, что скучает, и я закричу ему в трубку: «Почему ты мне поверил, когда я сказала, что больше не люблю тебя! Ты самый лучший! Я уже согласна на все, согласна быть в твоей жизни под номером два, только приезжай, обними меня, мне не хватает твоей улыбки, твоего юмора, твоих рук, твоих глаз, наших с тобой редких минут настоящих полетов». Ох, девочки. Не влюбляйтесь в женатых мужчин. Это не только бесперспективно, но и унизительно. Все эти тайные свидания, когда он при тебе набирает номер жены, и воркует: «Солнышко, на работе аврал, ты ложись спать без меня, я попозже приеду, целую». И эти пылкие ласки, в основе которых самым сладким, наверное, является осознание совершающегося греха. А убери его и не исключено, что все развеется, как дым. А острое чувство одиночества по выходным, в то время, когда он у своей тещи на даче, с любимой женой (жен, девочки, они любят всем сердцем, как ни крути, любовниц – другой чакрой) дышит свежим воздухом. За все время нашего романа Вадим ни разу не предложил сходить куда-нибудь вместе. А когда я разразилась упреками и сказала: «Либо мы сегодня куда-нибудь выходим вместе из этой клетки, в которой мы все время встречаемся, либо давай прощаться», — он как резидент иностранной разведки надел темные очки, а от подъезда до машины мы передвигались короткими перебежками. Приехали мы, вероятно, в тот район, где не ступала нога ни одного его знакомого. Потому что он вдруг перестал нервно оглядываться, притянул меня к себе, чмокнул в нос, и своим незабываемым голосом стал говорить мне, какая я у него красавица, умница и как он счастлив рядом со мной. И я замерла. И подумала, что за такой миг я готова терпеть его семейное счастье, а еще о том, что мне уже далеко не 18 лет и все «принцы» давно нашли своих «принцесс», по настоящему умные, успешные, красивые и сексуальные парни давно женились и поскольку умные, то разводиться, естественно, не будут. Что вряд ли я смогу быть счастлива с кем-то, как с этим человеком, который сейчас гладит меня по волосам…

Но, как говорят умные китайцы «пройдет и это», я его уже успела забыть за эти два года! Ну, почти забыть. В моей жизни все стало иначе. И мои выходные теперь наполнены смыслом, теплом и БЕЗРАЗДЕЛЬНОЙ взаимностью. А на работе у мужа, к счастью, никаких авралов не случается, уже в 7 вечера мы пьем вместе чай, делимся впечатлениями от прошедшего дня, много смеемся, и мечтаем поехать, наконец, в так и не состоявшееся свадебное путешествие. Я слушала телефонную трель минуты три, и все же нажала на «отбой». Перезванивать Вадим не стал.

После этого звонка я уже не могла работать, надо было как-то успокоиться, и придти в себя. После минутного колебания я достала из холодильника початую бутылку вина со звучным африканским на вкус названием «АМОБОКОБОКО». На этикетке и впрямь красовался жираф. «Далеко, далеко, на озере Чад, изысканный бродит жираф», про себя вместо тоста процитировала я, и сделала пару глотков — по одному за каждый год, проведенный без Вадима.

Честно говоря, третий звонок подряд меня сильно раздражил. Работать не дают! Нервы треплют! Кто это еще?! И что они сегодня все, как сговорились! Прорвало всех прямо.

Геннадий Петрович.
В настоящий момент я являюсь «женщиной за рулем». В первое время, когда только-только стартовала моя водительская биография, я не садилась в кресло без молитвы и безумного страха перед дорогой. Как же я, в конце концов, преодолела себя и в итоге полюбила это дело – это отдельный разговор. А инструктором по вождению у меня в свое время был Геннадий Петрович. Дядька небольшого росточка, крепенький, лет эдак 40 с хвостиком. Левый глаз у него всегда озорно поблескивал на любую симпатичную женщину. Называл он нас всех исключительно «рыбоньки мои, девочки мои». Чередуя отцовскую заботливость с внезапными петушиными наскоками в виде лапания своих подопечных женского пола за голые коленки, он честно выполнял поставленную перед ним задачу – научить нас, дурех, включать поворотник, трогаться с места и переключаться на вторую скорость. Как выяснилось — для получения водительского удостоверения этого вполне достаточно. Так вот этот Дон Жуан хренов под предлогом того, что занятия по вождению могут быть внезапно перенесены, у всех присутствующих взял номера сотовых телефонов. Номера мужчин-учеников записал, видимо, для отвода глаз. И началось: «Привет, рыбонька, это Гена с трех семерок. (Это у его учебного авто такой номер был). Знаешь, я тут подумал, а не встретиться ли нам на твоей территории так сказать культурно пообщаться?». Причем, практиковал такие звонки наглец в вечернее время, когда обычно все домочадцы в сборе и в семьях царит гармония и умиротворение. Ладно, если девушка не замужем, «пошлет» его и этим все ограничится. А у моей коллеги, матери двоих детей, с которой мы вместе обучались в автошколе, настоящий скандал в семье приключился из-за такого вот вечернего звоночка. Представляете, она пошла в ванную, а тут ее сотик зазвонил, а на экране «Геннадий Петро». Муж, понятно, заинтригованный, не устоял, да и услышал: «Светик, цветочек мой аленький, это Гена с трех семерок, завтра у нас встреча, так ты чулочки надеть не забудь, черненькие, как я люблю». Светлана потом рассказывала, как из ванны вышла и вместо мужа обнаружила статую Командора. И даже после объяснений, что за встреча имелась в виду – час вождения на учебном авто, и что мужик всех уже достал своим телефонным сексуальным терроризмом, муж долго в себя не мог придти. Еще какое-то время ушло на то, чтобы объяснить, что пресловутый ПЕТРО – это сокращенно «Петрович», (просто букв не хватило), а не имя второго любовника, который на пару с Геной забавляется с его женушкой. Отложить развод муж согласился только, если жена в ответ согласится в третий раз уйти в декрет. Та с перепугу сдалась, ровно через 9 месяцев у них родился обожаемый сынуля. Мне Гена долго не звонил ни с какими предложениями, видимо, продвигался по списку наибольших предпочтений, я уже понадеялась, что я являюсь тем редким случаем, когда женщина не в его вкусе, но ошиблась. Однажды и мне Геннадий Петрович перед сном позвонил, и сказал, что весь горит от страсти, и более того — уже держит в руках ручку, чтобы записать мой адрес. Ответ: «Не для такого козла такая ягодка росла», он как-то быстро уяснил, и все оставшееся время нашего с ним общения, вплоть до получения мной прав, протекало спокойно, без взаимной неприязни. Когда прозвучал третий звонок, я и подумать не могла, что это опять он. У меня стаж вождения уже года три с лишним! И поэтому, увидев на экране незнакомый номер, я взяла трубку и официально-приветливым тоном сказала: «Я вас слушаю!».

— Рыбонька моя, как поживаешь? Не узнала? У меня тут свободное времечко высвободилось, может, заехать к тебе? Я и шоколадку уже купил, сладкоежка моя.
— …..
— Ты не помнишь меня что ли? Это я Гена, с трех семерок.
— Уважаемый, вы видимо ошиблись номером, это венерологический диспансер. Записываться на прием будем? Вам не помешает, поверьте мне как профессионалу.

На том конце провода матюкнулись и трубку бросили.

В общем, в растрепанных чувствах я опять отправилась на кухню, и допила все, что было в бокале. И призадумалась. А ведь не случайно все эти звоночки-то в один день раздались! Как же я про Фэн-шуй забыла! Работает, однако. Только радости от этого никакой. Может, грамотнее было фигурки перед самым приходом мужа поставить? И тут телефон опять затрезвонил. На этот раз звонил мой друг Сергей.

Сергей.
Если вам кто-то сказал, дорогой читатель, что между мужчиной и женщиной не может быть светлой, верной и не замороченной на половом инстинкте дружбы – плюньте ему в лицо! Сергей был когда-то приятелем какого-то моего мимолетного ухажера. Ухажер быстро канул в лету, а Сергей остался. И надо сказать, что как только у меня «завелся» друг, мир обрел спокойную стабильность. Менялись претенденты на мое расположение, менялись работы, районы проживания, даже курс доллара сменился за это время до неузнаваемости, а Сергей оставался рядом, всегда готовый разделить со мной мою радость, мою печаль, мои интересы. Именно Сергей приезжал по первому звонку, чтобы тянуть на веревке мою многострадальную и упирающуюся бампером «девятку», именно он привозил мне лекарства, когда у меня страшно болело горло, ругал меня за мою беспечность, когда меня обворовали, и одолжил до зарплаты довольно большую сумму. Да что там, он прописал меня в своей квартире, когда у меня еще не было жилья, возился со мной во времена страшной депрессии, когда произошел пресловутый разрыв с Вадиком. И я принимала все это как должное. Как принимают помощь родителей, старших братьев и настоящих друзей. И самое главное – делать что-то для этого человека в ответ всегда для меня было удовольствием. Много позже я думала над природой такого взаимного благорасположения нашего друг к другу, и пришла к выводу, что такие отношения возникают, только в том случае, если люди очень похожи. Только духовная идентичность провоцирует настоящее родственное чувство. Оценивать Сергея с точки зрения экстерьера я никогда не бралась, но девушкам он нравится, судя по всему. На наше счастье его самого всегда привлекали высокие, очень худенькие и очень юные брюнетки, к разряду которых меня отнести никто бы не решился даже после хорошего застолья, когда жизнь представляется в радужном свете. И не смотря на то, что большинство людей все же склонны считать такую вот разнополую дружбу мифом, все наши знакомые, а в последствии и мой муж, склонились к мысли, что в любом правиле есть свои исключения. В последнее время Сережа жил в гражданском браке с девушкой Машей. У нее кругленькие детские щечки, при ее худобе это выглядит мило и потешно. Сережа называет ее: «Мой хомячок». Маша – вчерашняя школьница, не смотря на то, что по росту выше Сергея, смотрит на него снизу вверх, уважает, боготворит его. За что любима, в свою очередь, мною. Надо сказать, что единственный недостаток моего друга – страсть к порядку. Вот уж истинный апологет Фэн-шуя в ком засел. Прибираться, протирать пыль, мыть окна, чистить ванну до блеска в глазах – это для него первое дело. Однажды пришла в гости – смотрю, нет мебели в одной из комнат. Спрашиваю: «Ты что переезжаешь или мебель решил поменять?» Отвечает: «Это я прибираюсь». Генеральная уборка с выносом мебели из комнат – такого я раньше никогда не видела. В свою очередь во мне он находит единственный недостаток. Догадайтесь, какой. Правильно, нелюбовь к музейному порядку и чистоте уровня хирургического отделения. На днях мы все вместе, с моим супругом и его Хомячком должны были идти на концерт Сукачева, так что звонок друга меня не удивил.

— Привет!
— Привет (грустно).
— Ты чего такой мрачный? Билетов что ли на концерт не досталось?
— Досталось. И билетов. И от Маши. Она меня бросила-а-а-а!
— А что ты натворил?
— Почему сразу я?! А такой беспорядок в квартире устраивать ей можно, значит?! Пришел домой, а там такой бардак, у меня аж сердце заныло.
— Ну понятно, ты ее достал своими упреками в бесхозяйственности, вот она и сбежала. Сам виноват!
— И ты, Брут!
— Оставь ты ее в покое. Она же девочка еще. Понятно, что вещи раскидывает, полы не моет. Но учти, домработницу легче найти, чем хорошую девушку, которая тебя любит.
— Да устал я тогда, завелся, сейчас жалею. Что делать-то, советуй, ты же женщина, должна разбираться в вашей женской психологии.
— Да все просто, купи ей те золотые серьги, от которых она в прошлый раз от восторга заходилась, когда мы по «ПаркХаусу» гуляли. Открыточку подпиши: «Сережки от Сережки».
— Фу, пошло как-то.
— Зато эффективно.
— Я и не вспомню, какие ей понравились, давай, подруга, выручай, заеду за тобой скоро, отправимся «за ювелиркой». Будешь мне гидом, а я, гадом буду, если не помирюсь с Хомячком. Это куда годиться из-за разбросанных блузочек ее миленьких ссориться. Ты права, дурак я.

Когда приехал Сергей, я уже дописывала статью. Пока шлифовала ее, высылала по электронке, рассказала ему про магию Фэн-шуй. Про нелепую мою сегодняшнюю популярность у мужчин. Он резонно спросил: «А оно тебе надо? Твой Саня – золото. Мне ты можешь верить, я возле тебя навидался разных персонажей. Фантики какие-то. Когда ты с Сашей я за тебя спокоен. Давай лучше мне всю эту фигню, мне с Машей надо отношения налаживать». Я отдала только фигурки, разные средства от пыли Сереже не нужны, у него их полный арсенал. Сережки мы купили, и сразу же Хомке отвезли в универ, на переменке она уже радостная щеголяла в сверкающих топазами украшениях. Сережу расцеловала, сказала, что сегодня же начистит для его удовольствия кухонную плиту. Домой я приехала довольная, уверовав, что больше никто не позвонит. Не тут-то было!

Александр.
В 17 лет я всерьез увлеклась гитарой. Играла день и ночь. Песни сочиняла. Вот на одном из фестивалей молодых исполнителей и познакомилась с молодым человеком, который на тот момент казался мне великим музыкантом! Как он играл на гитаре, заслушаешься! Он уже был женат к тому времени аж 10 дней подряд. Совместное творчество нас объединило, мы даже пару песен в соавторстве написали. Помню, как по-детски мне тогда было обидно, что он ни капельки в меня не влюблен. Ничего особо «взрослого» мне тогда и не хотелось, а вот если бы он вдруг сказал, что я удивительная девочка, что он восхищен моим талантом и так далее, это бы меня окрылило. Мое молчаливое обожание выливалось в любовную лирику, которая для Саши становилась в свою очередь поводом для написания очередного «хита». Так продолжалось некоторое время. Пока его жена Наташа однажды не заявилась в нашу музыкальную мастерскую в разгар очередной репетиции. Она попросила меня выйти с ней в женский туалет, помочь поправить что-то, до чего она дотянуться якобы не может. Ну я и купилась. Пришли мы, она спрашивает: «Тебе что муж мой нравится?». Я соврать как-то не догадалась. Ответила честно: «Нравится». На что Наташа, глядя мне прямо в глаза, четко произнесла: «Пусть нравится, это твое дело, запретить не могу, но руками его не трогай, а то я тебе артерию перекушу». И спокойно так поинтересовалась: «Ты пирожки с яблоками любишь?». Потом мы все ели пирожки. Это был последний раз, когда я видела своего кумира. Совсем недавно на сайт «одноклассники» мне написал… Саша. Рассказал, что стал звукорежиссером, что с Наташкой давно не живет, у нее уже четверо детей от двух браков. А он порой вспоминал меня и наше совместное творчество. Попросил телефон. Звонка от него я в общем-то ждала с умилением. Давно все прошло, половина жизни минула, а мы помним друг друга совсем юными, увлеченными и чистыми что ли.

— Привет, это Саша.
— Ой, как приятно! Ты как поживаешь?
— Знаешь, я решил сказать тебе одну вещь, надеюсь, ты не примешь это за приставания с моей стороны. Просто я подумал – лучше поздно, чем никогда. В общем, тогда я ведь был жутко в тебя влюблен. А потом, когда ты так внезапно исчезла из моей жизни, я тебя искал. Ты же понимаешь, что, не смотря на полное очарование тобой, я не мог тебе выразить своих чувств. Я ведь был женат. Я понимал, что у меня есть обязательства, а сказав «А», надо будет сказать «Б». Почему я сейчас решил тебе в этом признаться, даже не знаю. Дело-то давно минувших лет. Просто сегодня какой-то особый день! Я подумал, что мы успеваем сказать многим людям, как мы ими недовольны, нахамить самым близким, не можем остановиться, чтобы не осудить кого-то. А вот слов признательности и любви мы стесняемся, откладываем их на потом. А ведь «потом» — это равносильно «никогда». Прими от меня запоздалое признание – так и вижу тебя 17-летнюю, любимую, с гитарой, с растрепанными волосами, с яблочным пирожком в руке».
— Саша, знаешь, ты такой умный!
— Отчего бы это?
— Оттого, что высказал такие глубокие мысли, которые весь день вертелись у меня на языке. Я буду рада, если ты пришлешь мне свою новую песню и фотки своей дочечки. И спасибо тебе равно, как за твое прежнее молчание, так и за твое сегодняшнее признание.

Я допила вино, позвонила Ольге, рассказала про магию Фэн Шуй и попросила узнать, как от нее избавиться. Смех смехом, но это уже становится просто странным. Ольга сказала, чтобы я убрала с тумбочки фигурки, на мой ответ, что «уже», посоветовала поставить туда…. Дихлофос. Так я и сделала. (Кстати, куда подевались тараканы? Раньше они везде были, а сейчас днем с огнем их не сыщешь). Звонки прекратились. Муж пришел злой, как черт. Что-то там на работе у него не заладилось, а тут еще я с пустой бутылкой из-под вина, Дихлофосом на тумбочке и не приготовленным ужином. Пока он ванной был, я быстренько «сготовила» курицу-гриль из магазина «Монетка», салат настрогала, картошку пожарила, чай разогрела. Подумала, своими силами будем гармонизироваться, так надежнее. После ужина муж поделился проблемами, мы сидели, обнявшись, смотрели телек, и общались. Хотя, если честно, говорила в основном я . Потому как муж мой немногословен, как и полагается настоящему мужчине. А я болтлива, как и полагается женщине, да еще журналистке по образованию. К вечеру к нам забежала моя мама с вечерней церковной службы, принесла нам в подарок иконку Божьей матери с младенцем Иисусом. Я ее поставила на тумбочку у кровати.

Через месяц я забеременела. А сейчас, когда я все это пишу, сладко спит в своей колыбельке наше чудо чудное, диво дивное – наша дочка!

Юлия Зиберт 2008 год.

Фэн-шуй: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *