Синяя челка

Как трудно девушке встретить настоящую любовь… Напрасно некоторые считают меня привередой. А если он слушает шансон?! Кто из вас согласится, чтобы рефреном вашей жизни стал мотивчик: «Раз пошли на дело – выпить захотелось». А если он байкер или того хуже – альпинист? И те и другие вечно в походах и поездках. А вы в курсе, сколько стоит вся эта их амуниция и снаряжение? Какие тут дети?! Их же кормить будет нечем после приобретения парочки запчастей или страховочных тросов. Таким нужны боевые подруги, мечтающие о покорении вершин вместе с мужьями. Такие, которые способны месяцами обходиться без душа, маникюра, чашечки кофе по утру. А это пардон, не для меня. А знаете, сколько представителей сильной половины человечества сидит в тюрьмах, умирает от наркомании? А это уже серьезно и уводит меня от выбранного жанра легкой иронии. Так что прежде, чем называть меня «синей бородой» в женском обличье, загляните в мой в шкаф с его «скелетами». И оцените сами, поспешили бы вы надеть фату, если бы судьба вам подкинула данный экземпляр жениха?

Эрудит
Он в первый же день затмил собою канал «Дискавери». В ресторане он посоветовал шеф-повару не увлекаться томатами при приготовлении «Энчиладо-по-итальянски», сделав упор на ореховом оттенке вкуса. Тигровые креветки для этого изысканного блюда он порекомендовал заменить жареными морскими гребешками, тушеными в соусе из шпината. Обалдевший от моря информации о морепродуктах официант почтительно поставил перед нами тарелки с нашими итальянскими макаронами челябинской фирмы «Макфа», скромно приправленные сушеным укропом.

В кинотеатре он получил затрещину от сзади сидящего с виду приличного господина за серию экскурсов в историю западного кинематографа и подробные комментарии о творческой карьере каждого занятого в картине актера, включая толстогубого афроамериканца, сраженного в первые же секунды боевика и упавшего без единого звука.

Поняв, насколько среднее случилось со мной образование, он доверительно сообщил мне дату Куликовской битвы и поведал, что русские при Бородино-таки проиграли. За что я ему несказанно благодарна! Ведь все эти годы, вспоминая героические строчки из одноименного стихотворения классика, даже помыслить не могла, что посвящены они вовсе не триумфу, а понесенному в битве поражению. А это, согласитесь, уже непростительное невежество, которое нельзя оправдать даже тем, что преподавательница истории за время моей учебы четыре раза отлучалась по большой надобности — в декрет. И уроки истории регулярно заменялись на уроки литературы.

Правда через некоторое время между ненавязчивой лекцией о теории математических узлов и подробным перечнем народных средств от геморроя, меня нет-нет да и посещала мыслишка, что возможно, учительница истории обладала не только врожденными недюжинными репродуктивными достоинствами, но и врожденной же житейской мудростью, которую в книжках не «вычитаешь».

Он не давал мне вставить ни слова. Обмен мнениями не входил в его планы. И вот после нескольких встреч с ним, окружающие стали замечать во мне странную ранее не диагностировавшуюся упорную молчаливость. Равно как и тоску во взгляде, а также нервное почесывание при включении вышеназванного ТВ-канала «Дискавери».

Мой аллерголог прописал мне «Флуцинар» и настоятельно рекомендовал забыть дату Куликовской битвы и телефон своего нового ухажера, грозя отеком Квинке.

Получив «медотвод», он искренне огорчился. На прощанье я удостоилась кратенького, полуторочасового коллоквиума о том, какие музыкальные достоинства несет в себе композиция «Ариведерчи», сочиненная культовой певицей Земфирой и исполненная ею с большим чувством.

Душевный алкоголик
Он появился ниоткуда с легким амбре, довольно милой трехдневной щетиной и бутылочкой Мартини в виде подарка. Он деликатно давал мне излить душу, вздыхая в нужных местах и предлагая немедленно выпить за то, чтобы горести остались на дне бокала. Он весело и в нужных местах смеялся моим шуткам и в ответ шутил так тонко и интеллигентно, что оставалось только произнести тост за наше единение душ и сродство мыслей. Он согревал меня грогом и глинтвейном, придавал мне оптимизма шампанским, заставлял испытывать сентиментальность, с помощью красного французского вина, а уверенность в себе посоветовал достигать граппой. Водку с апельсиновым соком и банальный коньяк мы вскоре дружно заменили абсентом, так было как-то более интригующе, как-то менее фрестоматийно…

К счастью, через некоторое время его выгнали с работы за пьянку, и он поспешил освежить в памяти рецепты всемирно известных коктейлей Венедикта Ерофеева, основным ингредиентом коих служит одеколон. Я же не была склонна к столь радикальным экспериментам. Мой нарколог ужаснулся и прописал мне полное воздержание от алкоголя, а также предложил «закодироваться» от встреч с самым душевным человеком, встреченном мною на тернистом жизненном пути. Прощание было скомканным, ибо он явно отвлекался на невидимых чертиков, ругая их за непочтительность к даме.

Целеустремленный работоголик
Он был краток. Все решил быстро и четко, не оставив недоговоренностей и белых пятен. После жесткого тестирования и слов: «вы мне подходите», я его больше не видела. Он занимал важный пост и зарабатывал много денег, мечтая заработать все. В несоблюдении взятых на себя обязательств его никак нельзя было упрекнуть. Если мне были нужны деньги, то он не скупился, нужная сумма резервировалась у бухгалтера. И вскоре мы уже весело болтали с милейшей Леночкой, регулярно отчитывающей купюры — положенное мне содержание. Если мне нужен был автомобиль, то следовало обращаться к его шоферу Игорю, который по дороге восхищался своим шефом и искренне радовался за меня, избранницу такого выдающегося человека. Еще полагалась охрана, «служебное» жилье, и безвкусные золотые украшения на все праздники, включая почему-то католическое Рождество и День взятия Бастилии. Осложнялось все тем, что он был хотя и богатым, но отнюдь не публичным человеком. Его фотографий не печатали в журналах. А обычай обмениваться фотокарточками с возлюбленными, увы, утрачен. Узнать же его вот так просто, без сравнения с изображением в профиль и анфас было для меня нереально. Конечно, есть феномены, которым достаточно минут пять лицезреть человека, чтобы потом через много лет, встретив искомое лицо на улице, безошибочно воскликнуть: «Сколько лет, сколько зим!». Но это не обо мне.

Когда через свою секретаршу он пригласил меня на банкет, я надеялась, что это будет милый такой междусобойчик. Бухгалтерша Леночка, секретарша Ниночка, шофер Игорек, он и я. В таком случае я бы его безошибочно вычислила. Но когда выяснилось, что мне предстоит отыскать его среди 169 приглашенных гостей — я обняла на прощанье его персонал, вернула взятый накануне «велфер» в кассу и попросила секретаршу Ниночку передать этому идеальному мужчине мое последнее «прости». В газетах его портрет все же напечатали. В рубрике «Скандалы» повествовалось, как после разрыва со своей возлюбленной местный олигарх на банкете, посвященном Дню взятия Бастилии напился в дым и публично, в микрофон обозвал всех присутствующих высоких гостей, цитирую: «изрядными рвачами, бездушными уродами, моральными вырожденцами». А затем выскочил на улицу и стал раскидывать деньги под ноги случайным прохожим. Из-за чего возле заведения образовалась давка. Олигарх выдохся только после того, как выкинул не только наличку, но зачем-то и пластиковые карты Visa Golg. На фотографии перекошенное лицо показалось смутно знакомым, хотя и лишенным былого величия и целеустремленности.

Глупый красавец
Когда я увидела его впервые, то вокруг разлился еле уловимый аромат цветущих роз и заиграл невидимый симфонический оркестр! Он был красив, как герой самых сладких девичьих грез – высокий, широкоплечий, с большими карими очами, копной пшеничных волос, мужественным подбородком и белозубой улыбкой. Мелькнула мысль, что такой красавец вряд ли обратит на меня внимание, ведь рядом с ним любая, даже самая привлекательная девушка выглядит как серая мышь. Когда он пригласил меня поужинать: «Ну, это, типа, может, по чиз-кейку закусаем вечерком и по пивасику приколемся?», — я была на седьмом небе от счастья. Женщины бросали на него восхищенные, а на меня — завистливые взгляды, латентные гомосексуалисты при виде него впервые честно признавались себе в своей истинной ориентации. Цветы расцветали, солнце смущенно пряталось за первое же попавшееся облачко, украдкой выглядывая и жмурясь, чтобы не ослепнуть от такой красоты. Но… как только он открывал рот, порхающие неподалеку от него бабочки, шарахались в испуге, мои подружки, поначалу раскрывающие рты от восторга, начинали сочувственно хихикать, а геи, досадливо плюнув, возвращались к своим женам. Дело в том, что красавец был невоспитанным и глупым, как пробка. Хотя… рядом с ним пробка могла бы запросто блеснуть интеллектом. И самое печальное он был так глуп, что не понимал этого, а значит, был не в состоянии скрывать свой недостаток.

Разговаривать с ним было прямо-таки опасно! Ведь в процессе беседы он мог прямо-таки заржать, пугая прохожих. Нет, не засмеяться, а именно заржать, широко открыв рот, притопывая от истерического хохота ногой, что добавляло ему сходства с породистым жизнерадостным конем. Последней каплей стало наше совместное посещение театра. Я долго не решалась взять его на премьеру. Решившись, уговаривала молчать во имя всего святого! Что бы ни говорили мои друзья, как бы ни втягивали его в беседу! Просто молчать и хмыкать.

Спектакль не задался, ведь сидели мы в первом ряду и играющим на сцене актрисам мой спутник был виден, как на ладони. Бросив мимолетный взгляд в зал, Джульетта мгновенно охладела к Ромео, ее мамаша вместо положенного: «Видали мы в Вероне и моложе матерей» громко продекламировала свой сотовый, кокетливо скосив глаза на кареглазого красавца из первого ряда. Меркуцио же погрозил ему кулаком. В антракте мой герой молчал, как и договаривались и лишь загадочно улыбался своей умопомрачительной улыбкой. А вот после спектакля отличился – на вопрос моего приятеля , понравилось ли данное прочтение Шекспира столь тонкому ценителю, поглядел за окно и обаятельно заявил: «Типа, этто, чуваки, пошкерили домой, а то на улице реально стало темнять». Я ушла от него в ночь, не оглянувшись – иначе при взгляде на его бронзовый загар и идеальной формы губы, сердце мое могло бы дрогнуть. Мой психиатр прописал мне Фенобарбитал и исключил из рациона посещение любых спектаклей, во избежание нервного срыва.

Ревнивец
Он ринулся в бой за мое сердце, не разбирая дороги. Он «отшил» всех слабо увивавшихся за мной ухажеров раз и навсегда. Он звонил мне по сто раз на дню. Он мог забежать домой посреди дня, (как мне поначалу казалось, для того только, чтобы заключить меня в свои объятия). Правда, при этом он все чаще стал зачем-то заглядывать под кровать. А еще у него появилась привычка резко открывать дверцу шкафа. Через некоторое время звонки участились и достигли частоты «раз в три минуты». Он уточнял мой маршрут, затем, сверяя его по секундомеру, с ранее проведенными расчетами. Найдя в моем путевом листе «простой», долго и нудно уговаривал признаться в измене. Иногда рыдал, иногда стучал кулаком по столу, порой задушевно обещал убить только ЕГО. Если я смотрела из окна автобуса на проплывающие за окном деревья, то он внезапно прерывал мое созерцание требовательным: «Кто он?». Оказывается, я задержала свой взгляд на регулировщике дорожного движения. Он истерил по поводу визита моего двоюродного брата, видимо, предполагая, что я не побрезгую при случае и инцестом. Под запретом оказались не только массажист, что еще как-то можно понять, но и 55-летняя парикмахерша тетя Ирина, что уже было за пределами моего понимания. Чтобы не провоцировать приступов его ревности, я перестала краситься, надевать приличные платья и общаться с друзьями обоего пола. Я взвыла! И стала готовить побег из своей тюрьмы, ведь полюбовно расстаться с ревнивцем было трудно. Пока я запасалась накладными усами и просила политического убежища у родственников, он… сам меня бросил. Сказал, что я стала неухоженная, угрюмая и неинтересная. И я вряд ли какой-то мужчина вообще обратит на меня внимание. Мой визажист прописал мне эпиляцию, коррекцию бровей, маникюр, антицеллюлитный массаж и настоятельно рекомендовал забыть наставления нарколога — как следует принять «на грудь» в компании хороших друзей, которых я несправедливо забросила.

Любитель животных
Он привлек мое внимание на прогулке в парке. Выглядел таким одиноким, разговаривая со своей собакой… И так нежно трепал своего пса по затылку. Поймав мой взгляд, он представился: «Дориан Спринг Арнальдо Аресменди». «Упс, особа титулованная», — подумала я. Оказалось, что это имя его питомца. Вскоре я знала весь курс ОКД, не хуже Дориана. Мы покупали «сынульке» лучшие корма, мыли его специальными шампунями, в 5 утра нужно было соскакивать, чтобы вывести зверушку во двор делать «пи-пи». Мои босоножки со стразиками от Сваровски и дорогущая сумка были изжеваны, обслюнявлены, изгажены. Все бы ничего, но увидев однажды, как животное радостно приветствует хозяина долгим и откровенным поцелуем в стиле «детям до 16-ти» — я сломалась. Я люблю животных. Пару раз переводила пожертвования в «Грин Пис» для возрождения каких-то там тигров и склонна к вегетарианству. Но видеть, как зверюга осваивает на пару с моим мужчиной французский поцелуй — было выше моих сил. Рвотный рефлекс сохраняется до сих пор, когда речь заходит о собачьих выставках. Мой гастроэнтеролог прописал мне «Линекс» и посоветовал завести попугая, ничем не напоминающего четвероногих.

Маменькин сынок
Он познакомил меня со своей мамой буквально после первого свидания. Меня это обнадежило. Обычно мужчины не спешат представить свою подружку родителям. И делают это исключительно перед свадьбой. Он заботливо поправлял плед на коленях матушки, справлялся о ее здоровье, спрашивал совета, в какой цвет окрасить стены гостиной. Мне бы проявить бдительность, но я повелась на расхожую истину «Как мужчина относится к матери, так он будет относиться к своей жене». Явно не учла, что маменькины сынки вообще не женятся. Первое сомнение возникло, когда он разулся. Красные зайчики по белому на носках взрослого мужчины– это, мягко говоря, настораживает. Но и тут я понадеялась, что просто он… еще тот затейник! Но все оказалось до смешного просто – всю одежду до сих пор ему покупает мамочка, не желающая расстаться с маленьким своим 90-килограммовым пупсиком. В припадке откровенности она поделилась со мной, что и трусики для своего «заиньки» она выбирает с неизменным детскими рисуночками. Как выяснилось, она же решает, что ему стоит кушать, и достойна ли нынешняя пассия внимания ее драгоценного отпрыска. Довершила наш намечающийся разрыв немая сцена «прощание с мамой», вызвавшая во мне легкое дежа-вю. И чего я так ополчилась на бульдога Дориана! По сравнению с мамой моего бой-френда, обившейся плющом вокруг своего сыночка, пес выглядел даже вполне достойно…. Амплитуда чувств при расставании (сын уезжал на целый день на работу!) была такова, что можно было подумать, он отбывает, как минимум, воевать с талибами в Афган. Представив, как этот упитанный гражданин пугает вояк в чалмах мужским стриптизом, срывая с себя одежду, под которой у него белье с изображением русских Чебурашек, я искренне пожалела талибов. После такого психического давления, вряд ли кто-то из них останется в здравом уме и твердой памяти. Пацифизм станет их кредо. И я спровоцировала его на разрыв, откровенно признавшись, что я не смею вторгаться в его столь гармоничные и прочные отношения с родительницей.

Казанова
У него были неправильные черты лица, вовсе не идеальная фигура и все же… Этакий огонек в глазах притягивал к нему женщин, как мощный магнит. И вот уже казалось, что смотрит он только на тебя! Слова любви он говорил со страстью 16-летнего озабоченного подростка. Казалось, как это я сама раньше не догадывалась, что я есть скопище всяческих достоинств, а быть со мной рядом – это счастье! «Ты самая красивая женщина в моей жизни! Ты лучше других можешь понять мое сердце, дорогая». Мне бы заметить намеки, на то, что раз «самая», видимо, есть с чем сравнить… Но я купалась в его искренней лести. Ведь в тот момент он сам верил во все произнесенные в порыве любви клятвы. Правда, недолго счастье длилось, как только он узрел свеженький экземпляр, так сразу же обратил свои пылкие взоры на новый предмет обожания. Надо признаться, на тайные измены он был не способен. Честность в отношениях – превыше всего. Выложив мне «без купюр», что я оказалась вовсе не «самая-самая», он торжественно вписал меня в свой список из 211 прекрасных дам его сердца и предложил остаться друзьями. Что мы и сделали к большой радости обеих сторон. Ведь как я теперь понимаю – последняя стадия Казановы – это Старик Козлодоев.

Консилиум из врачей постановил, что мне пора сделать перерыв и прекратить на какое-то время поиски мужчины моей мечты. Но я не теряю надежды. На всякий случай мой сотовый: семь-восемь- семь-семь-семь-семь-семь-пять.

P.S. Эрудитам, алкоголикам, собаководам, работоголикам, маменькиным сынкам, озабоченным эротоманам, глупым и ревнивым – не беспокоиться.

Юлия Зиберт, 2010 год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *