Наше детство принадлежит родителям

Наше ранее детство принадлежит нашим родителям. Это в их старых альбомах хранятся черно-белые фотографии пухлого младенца, который «какой милый, он тогда еще переболел ветрянкой».  Младенца тебе абсолютно не знакомого, мало того – вовсе не кажущегося таким уж милым. И, честно сказать, если бы ни привычка доверять папе и маме, то можно было бы всерьез усомниться : вот ЭТО и есть Я?

Только родители помнят и любят не известное тебе существо – тебя маленького. Это ИХ жизнь состоит из твоих первых шагов, твоих невнятных «агу», твоих детских улыбок и капризов. Все, чего ты, ну хоть убей, не помнишь, что для тебя просто не существовало в реальности, для них – «как вчера было». Все, о чем слушать неловко – им словно песня: «Ах, ты долго не брал грудь, это нас так расстраивало!». Боже мой, о чем они? Какая, к черту, грудь. Тебе уже скоро тридцать. Вот и получается, что твое раннее детство – это исключительно их жизнь.

Ты можешь стать политиком или банкиром, тебя будут уважать коллеги, вожделеть женщины, только-только сам начнешь себя боготворить, как бац: «А это ты голышом. О памперсах тогда и не слыхали, а ты был изрядный «моряк», вечно штанишки мокрые». После такого батиного коммента мгновенно приходишь в себя. Становишься к себе придирчивее и строже, к людям – добрее и снисходительнее. Понимаешь, что глупо задирать нос, когда на тебя имеется такой компромат. Как говорится, об чем вести разговор, если «буквально вчера» ты был не прочь предстать перед публикой в столь глубоком неглиже…

Ты можешь долго искать свой стиль в живописи и в итоге стать известным художником. Тебя будут называть «новатором», сравнивать с Шагалом. Твои родители, конечно, будут искренне гордиться тобой. Но, если копнуть глубже, то по-настоящему дорожат они коллекцией каляк-маляк, которые ты в изобилии «натворил» в первом классе средней школы. Потому, что те рисунки – это часть их жизни. А твое взрослое творчество по традиции принадлежит народу.

Они скорее забудут имя твоей законной жены, чем той девочки, с которой вы еще в яслях сидели рядышком на горшках. История твоей «первой любви» будет передаваться из уст в уста, пока окончательно не превратится в миф о двух юных сердцах, разлученных навеки!

Один мой хороший знакомый рассказал, как он буквально на днях случайно столкнулся с «девочкой», имя и фамилия которой отпечаталась в его сознании с глубокого детства. Вернее, он сам давно забыл бы и то, и другое, если бы не его мама. Она ежегодно, на праздновании дня рождения любимого сына всем и каждому рассказывала историю, «которой нет печальнее на свете». Ну, и если бы не отец, с его неизменным: «Ромео! Любовник пылкий!».

— Ну, подумаешь, Роман и Юлия, — возмущался мой приятель. Довольно заурядные имена. Так нет же – нас перекрестили в Ромео и Джульетту. Правда, фамилия у нее довольно запоминающаяся, литературная – Керн. И утверждают, что до меня к ней «сватался» некто Саша Сушкин, но она его-де отвергла по причине плохой дикции. Зато я уже в яслях букву «р» чисто выговаривал. Это меня и сгубило. На всех фотках мы с этой Юлей Керн в обнимку стоим или за ручку держимся. Вкус у меня был тогда более чем странный – она явная толстушка в оборках и рюшечках. Правда, сам-то тоже хорош! Еще тот герой-любовник – в неизменном матросском костюмчике, а из прически – только чубчик, остальное моль почикала. Как гласит предание Юлечкиного папу – лейтенанта Керна отправили служить куда-то там, далеко-далеко на Дальний Восток и мою Джульетту увезли от меня. Сопливую и зареванную. А я оказывается, так по этой крошке тосковал, что сразу заболел ветрянкой, похудел, вырос из матроски, а после болезни даже перестал на время выговаривать несколько букв к ряду. Меня эта любовная история в мамином исполнении так достала – не поверишь!

А на прошлой неделе отправился я в Москву, в командировку. Ты же знаешь, на мероприятиях выдают бэджи – там имя, фамилия, название фирмы. Чтобы участникам было удобнее общаться друг с другом. Разговорился я в кулуарах с одной дамой. Умненькая. Показалось, что моложе меня лет на пять-шесть. Фигурка миниатюрная, руки красивые. Я всегда почему-то на руки обращаю внимание, когда с женщиной знакомлюсь. У этой такие … как пара лебедей. Она в начале разговора представилась по имени-отчеству. Я не запомнил. А когда пообщались, посмеялись даже, на бэдж глянул, ну чтобы «закрепить» в памяти, как ее зовут. И обомлел – Юлия Антоновна Керн. Я сразу понял, что это ОНА. Это же не Катя Иванова в конце концов. Редкое сочетание. Не поверишь, я покраснел. Тут уже она мной заинтересовалась. Я понимаю! Поди, давненько она не встречала «юношу» своего возраста, краснеющего и потеющего в ее присутствии от невиннейшего разговора на производственные темы. Видимо, она решила, что я застенчив до судорог и сама пригласила меня на чашку кофе.

Встретились мы с ней вечером в уютном ресторанчике. Сидим. От моего былого красноречия и следа не осталось. Смотрю на нее – красивая. Совсем не похожа на упитанного пупсика, задрапированного бантиками. Каким она была в те далекие годы. Которых я по-честному, не помню вовсе. Годов этих. Спрашиваю: «А у вас отец военный, лейтенант?». Она удивилась: «Военный, но только он полковник – в отставке». Я дальше почву прощупываю: «А вы в Екатеринбурге никогда не жили?». Она еще больше удивилась: «Я там родилась, но мы с родителями там не долго жили, года два-три всего». Из меня интриган никакой, так что не стал тянуть, напомнил наш пламенный роман в двух словах. Вот она хохотала! Потом говорит: «Я бы ни за что вас не узнала. На фотографиях вы совсем другой. Вы явно похорошели. Я все удивлялась, как я могла тогда выбрать себе в женихи самого несимпатичного в группе парнишку». Я даже втайне оскорбился. Мои предки утверждают, что я всегда был красавцем. На себя бы на маленькую поглядела – колбаска в тесте, пирожное безе с пошлыми розочками! Ну а потом веришь – так мы славно поговорили, чувство такое, что и впрямь встретился с давно знакомым человеком. Мне было легко и просто с ней. Прощались – аж сердце у меня сжалось. Хорошо хоть ветрянкой два раза не болеют, и буквы вроде все выговариваю, не смотря на разлуку. Она оказывается, давно уже в Москве живет. Недавно свою фамилию взяла «обратно», после развода с мужем. На месяц бы пораньше форум состоялся, на бэдже бы другая фамилия значилась, я бы мимо прошел…Хотя… Руки у нее… Не прошел бы. Прикольно, что ее сына зовут Роман! Хоть и утверждает, что никогда не вспоминала обо мне, но почему-то ребенка моим именем назвала! В общем, главное, чтобы мои родители не узнали, что Юлька с сыном приезжает ко мне в гости через пару недель. А то устроят грандиозное шоу из нашей случайной встречи. И ведь будут утверждать, что все не случайно. Что это судьба нас свела. И самое обидное — будут правы. Иногда прям бесит, что они почему-то всегда оказываются правы. Получается, что они знают меня лучше, чем я сам. Наверное, потому, что они знают меня гораздо ДОЛЬШЕ, чем я сам? Ведь наше ранее детство нам самим не принадлежит. Наше раннее детство принадлежит нашим родителям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *